Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Суббота, 25 ноября 2017 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Завалинка
Номер от 11 ноября 2011 г.
Смотреть весь номер Завалинка от 11 ноября 2011 г. :: Архив газеты «Завалинка»

Житие Евсея

Версия для печатиОтправить статью другу
Я толком не знаю этого человека. Не ведаю, как его зовут, как по имени-отчеству величают. Слыхал от своей бабушки Марии, что звать его Евсей. Но в деревне никто его по имени не называл, придумав прозвище Сайда. Он отзывался на него, это было его второе имя, к которому он привык, казалось, с детства. Он никогда не обижался на прозвище, отшучивался: «Пусть хоть горшком назовут, только бы в печь не ставили».

Неожиданное знакомство

Однажды, это было июльской порой, стояла сильная жара. В воздухе пахло гарью, где-то вдали слышались глухие раскаты грома, небо занавесилось перистыми облаками. В общем, все предвещало перемену погоды. Я шел с работы домой по улице, именуемой Лесной. Захотелось пить. Стал присматриваться, в какой дом заглянуть и попросить воды. Вошел в самую крайнюю небольшую избушку. Все двери, начиная с калитки и двери в избу, были открыты. У порога остановился, пытаясь увидеть хоть кого-нибудь, кто мог проживать в этой избушке. Прямо перед порогом, с метр от стены, — русская печь, сложенная из красного кирпича, аккуратно оштукатуренная, побеленная мелом, занимавшая ни много ни мало — треть избы.

Обстановка небогатая. Вдоль стены — самодельные скамейки. В красном углу — иконы Сына Божия и Девы Марии. Возвышался стол, накрытый скатертью. Вот, пожалуй, и вся обстановка. Из-за печи вышел старик лет восьмидесяти. Несмотря на свой возраст, держался он достаточно хорошо. В синих глазах светились озорные искорки. Я догадался, что это и есть Евсей. Мы поздоровались.

— Ты какого роду-племени будешь? — поинтересовался старик.

— Мы с вами земляки, — отвечаю, — я внук Кости Бабикова.

— А-а-а, — потянул Евсей, — теперь я углядел сходство, похож, похож. Костю я знаю давно, с одной деревни родом, почти рядом жили, ухажорились вместе. Рано погиб, молодым ушел на Гражданскую и там сгинул. Тогда тиф свирепствовал. Много он нашего брата подкосил. Я тебя занимаю разными расспросами. Но другой раз надо знать, с кем дело имеешь.

Евсей принес из подпола бурачок с бражкой:

— Вот, старуха сделала. Кисленькая, хорошо жажду утоляет.

Он поставил бурачок на стол, принес две кружки, наполнил их:

— Давай, будем знакомы и будем здоровы, чтобы нам с тобой хорошо пилось и елось и еще хотелось.

А на том берегу…

Мы разговорились.

— Тебе, наверное, пришлось службу срочную пройти да пороху понюхать? — поинтересовался старик.

— Нет, не пришлось, — смущенно ответил я.

— Ну, и ладно! Будь она проклята, эта война. Я испытал ее на своей шкуре, и рыжий бешеный огонь, и черный дым. И навоевался, и в плен попал по глупости. В 1914 война с германцами началась, меня и потащили на фронт. Сначала все более или менее сносно шло, а потом события замерли на какое-то время. Ни мира нет, ни войны. Заняли позицию, открыли окопы в полный рост. Сидим там. И холодно, и голодно, и в баню не ведут, даже вша окопная завелась.

На другой стороне, слышно, музыка играет, песни поют, приглашают нас в гости:

— Давай, русский Иван, приходи! Будем шнапс пить, колбаса кушать.

Некоторые ребята, что посмелее, сходили… Угостили их германцы шнапсом и с собой дали, и закуски тоже не пожалели.

И я осмелился. Дай, думаю, рискну, была — не была. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Пошел. Добежал до ближайшей немецкой землянки. Там патефон что-то играл на их языке. Тепло, на столе шнапс и закуски разные. У меня слюнки потекли, тошнота привалила к горлу. А немцы обрадовались:

— О, Иван, гут, гут! Как это у вас по-русски? Проходи, садись, гостем будешь. Ганс, налей ему, пусть выпьет за нашу победу.

Я подумал: «Почему это фриц так хорошо русский знает? И какая мне разница, за что пить? Выпьем за то, что в стакане вино. Если и придется помереть, так с музыкой».

Потом мне налили еще раз. Снова выпил и стал собираться восвояси, поблагодарив за угощение. Запихал в один карман предложенную на дорогу бутылку шнапса, в другой — кусок колбасы, на прощание поблагодарил за угощение. Вышел на улицу — сам себе не верю. Надо же, живым остался!

А у самого на душе кошки скребут и голову обносит. Дал немедленно себе установку: дойти до своих. Петлял, петлял как заяц, но до места дошел. Здесь мы бутылку шнапса распили по глотку на брата да колбасу по жевачку поделили.

Береги честь смолоду

Через несколько дней снова отправился на ту сторону. Только добежал до немцев, как заметил, что оказался прямо у землянки штаба немецкого полка. Вышел оттуда здоровенный человек и потащил меня в землянку, где сидели такие же, как он, борова толстомордые.

— Гут, зер гут, зольдат. Такие работники нам нужны. Мы будем тебя научать, как любить германское государство.

Тут я прозрел. Это плен! Ничего спрашивать у меня не стали. А дежурный офицер определил меня на новое место жительства — отвел в какой-то сарай, где уже было порядочно таких, как я. Стал соображать, к чему привело меня необдуманное действо. Путь-то к врагу оказался коротким. А вот домой, видимо, долгим будет, если будет вообще…

На другой день меня вызвали на допрос. Он был коротким. Записали фамилию, имя и отчество, год и место рождения, номер части. Спросили, готов ли работать на благо великой Германии. Что оставалось делать? Согласился и снова был определен в сарай. Ждать отправления в Германию долго не пришлось. На другой же день нас всех выгнали из сарая, построили, посчитали и под усиленным конвоем с собаками погнали. Куда — никто не знал. Нас гнали трое суток, давали небольшие передышки. К вечеру мы уже не могли двигаться дальше, падая от усталости. Спали прямо на земле под открытым небом. Наконец прибыли на какую-то станцию, через которую проходила железная дорога.

На станции стояли несколько вагонов — телятников. После небольшой передышки нас распределили по вагонам, наглухо закрыли и повезли. Не хочу рассказывать, что за время пути пришлось испытать. Народу много, нужду негде справить. Все ходили по углам. С таким багажом и ехали. Наконец прибыли до станции назначения. Это был небольшой шахтерский городок. Я понял это, потому что увидел горы угля.

Еще раз покаялся про себя: плохо, когда голова не варит, вот и мыкайся теперь. Да, мы часто бываем сильны задним умом. Выгрузились, погнали нас в барак на новое место жительства, потом в баню. У кого волосы были отросшими, того остригли. Всем выдали плохонькую одежку, а после накормили. Позволили отдохнуть с дороги, а вечером каждому вручили «документ» — бирку с номером.

Утром сыграли подъем, накормили еще раз и погнали на работу. Стали спускать в шахту по нескольку человек. Тут у меня умерли все вши — так стало страшно при спуске в подземелье. У страха глаза велики. Все это наблюдалось при первом спуске, потом все прошло. В шахте нам объяснили на ломаном русском языке, что, кто будет хорошо работать, тот получит еду, воду и табак. Нам объяснили, чем мы будем заниматься. В нашу обязанность входил вывоз угля из штрека в вагонетках на железной дорожке для подъема на рога. Работенка, я вам скажу, не из легких. Но все было бы сносно, да заставляли бегом бегать, что, конечно, не так просто. Чтобы это получалось быстрее, надсмотрщики подгоняли нас плетками, покрикивая: «Шнель, шнель, руссиш швайн!» Приходилось бежать из последних сил, а если кто-то падал, давали пинка, не разбираясь, куда попадут. На теле после плеток оставались ссадины и кровоподтеки. Так я промучался 1 год и 2 месяца. Много я дум передумал. Нет, лучше было в окопе сидеть, ждать перемен. Тогда, может, бока-то немятыми бы были. Но жизнь нас многому учит. Любой промах дорого стоит.

Так вот, что я хочу тебе сказать, мил человек. Береги честь смолоду, а платье снову. Есть такая у нас пословица. Никогда не делай необдуманных поступков. Пусть плохо, но лучше жить на своей стороне, чем на чужой. На чужбине и солнце не греет, даже горсть земли со своей стороны сердце радует. Всегда надо надеяться на лучшее. Оно рано или поздно придет.

Он замолчал. А я спросил:

— Почему не сказал, где тебя пленили и в каком городе тебе работать пришлось?

Он укоризненно покачал головой:

— Где я был пленен, я там уже никогда не буду. Где работал — тоже.

На этом мы расстались. Попрощались, пожали друг другу руки.

— Будь здоров, — сказал мне Евсей, — прости старика, если что не так. Будет желание — заходи, поговорим.

В.В. Бабиков, п. Рудничный, Кировская обл.



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:

23 марта 2014 г., 05:56 | fV4NHGac

Your post captures the issue petfecrly!


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Кухня, рецепты   Во время поста пища проста  |
Полезные советы   И вновь здесь рецептов шесть  |  А меня исцелил девясил  |  Валериана от радикулита  |  Подлечим печень  |  Горячий камень  |  Зависть разрушает сердце, а от злости глупеют…  |  Мы все поклонники шиповника!  |
Народные методы   Ангина страшнее фарингита  |  Солнечная хурма  |  Что нас молодит и что молодость продлит  |
Истории   Японцы порылись в Кузбассе…  |  Нет ни отца, ни матери, ни мужа, зато есть дочки, сын и внуки!  |  Вот мое мнение: есть ложь во спасение!  |  Наши права и обязанности  |  Куколка  |  Житие Евсея  |  Наша Раша   |  А я, ребята, служил в стройбате!  |  Медведь  |  Охотничий эксперимент  |  Почему?  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Ноябрь 2011
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика

© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com