Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Четверг, 27 апреля 2017 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Пенсионерская правда
Номер от 18 ноября 2011 г.
Смотреть весь номер Пенсионерская правда от 18 ноября 2011 г. :: Архив газеты «Пенсионерская правда»

В молодости я добывала руду, в старости добываю справки

Версия для печатиОтправить статью другу
Здравствуйте, уважаемая редакция «Пенсионерской правды». Всё-таки здорово, что у нас, пенсионеров, есть такая газета, где нас поймут, услышат, поддержат добрым словом.

По тому, сколько печатаете наших писем, видно, как много в России обездоленных и обиженных властью людей, которым и защиты-то искать не у кого и негде. Разве только что с вами своими проблемами и переживаниями поделиться. Вот и я решила рассказать вам о своей проблеме. Только что вернулась из отделения Пенсионного фонда. Ни с чем вернулась и впервые расплакалась от обиды. Попробую рассказать всё по порядку.

ТАК уж получилось, что в 16 лет я была вынуждена уйти из школы, не окончив десятый класс (доучивалась в вечерней школе). Трудовую деятельность начала с кухонной работницы в детском саду, потом меня перевели в няни в том же детсаду. Окончив курсы медсестёр, стала работать медсестрой-воспитательницей. А мой муж, по профессии горный электромеханик, работал на шахте электрослесарем (после окончания горного техникума он не мог устроиться по своей специальности: таких спецов в городе было пруд пруди). Он получал 80 рублей в месяц, я – 60. Денег катастрофически не хватало, у нас уже подрастала дочь, нашей семье надо было, как говорится, вставать на ноги.

Однажды муж узнал, что на одном из рудников в посёлке Хайдаркан есть вакантное место электромеханика с зарплатой раза в два выше. Мы не раздумывая решили переехать из родного города в этот посёлок. Этой новостью-радостью муж поделился со своим лучшим другом, бывшим однокурсником.

Отработав положенный перед увольнением срок, муж пошёл в отдел кадров рудника – устраиваться на новую работу. Ему сказали, что место уже занято, и назвали фамилию этого лучшего друга-однокурсника. Но предложили такую же должность в филиале этого же предприятия. Деваться было некуда, и муж согласился.

Если бы мы знали, на что соглашаемся! Рудничок в одну штоленку находился высоко в горах (а жили мы тогда в Киргизии, мы и родились там). Добираться до того рудничка нужно было практически целый день на «мазутке». «Мазутками» назывались маленькие ЗИЛы, которые в небольших цистернах доставляли мазут для дизельной станции, вырабатывавшей электричество для штоленки и для нужд посёлка из 15 домов, в которых жили специалисты рудничка. Бытовые условия были минимальными. Самодельные электрообо-греватели («козлы») и самодельные электроплитки были источниками тепла и жизни в домах этого посёлочка с непривычным для русского уха названием Сымап. «Сымап» в переводе с киргизского – «ртуть».

В штоленке добывали киноварь – ртутную руду, потом её доставляли на основное предприятие. Заработки по тем временам были там сказочные. Когда муж принёс домой первую зарплату в шестьсот с лишним рублей, я ахнула. Для меня, не державшей в руках больше сотни, эта сумма показалась огромной.

Мы понемногу начали вставать на ноги. Я работала в столовой и одновременно лаборанткой. После того как я вышла в декретный отпуск со второй дочерью, мы перебрались в основной посёлок – в Хайдаркан. Там нам дали двухкомнатную квартирку в старом деревянном доме с удобствами во дворе. Но мы были молоды, и бытовые трудности не казались нам обременительными. Муж стал работать механиком на обогатительной фабрике, а я сидела с дочками. Но на одну зарплату вчетвером жить было трудновато, и как только младшенькой исполнилось десять месяцев, я отдала её в ясли, а сама вышла на работу. Устроилась на обогатительную фабрику лаборанткой ОТК (отдела технического контроля).

В отделе кадров предупредили: работа трёхсменная, скидок на маленького ребёнка нет. Если бы я знала, на что подписываюсь! Ночные смены давались мне с великим трудом. Я засыпала буквально на ходу. Помню, принесу в вёдрах пробы на разделку и падаю прямо на пол – на фуфайку под полкой, где пробы лежат. Ну хоть на минуточку глаза закрыть, хоть полчасика вздремнуть! Особенно тяжело было под утро. Хорошо, что в смене нас работало трое. Женщины постарше выручали: ходили вместо меня в цех за пробами (брать пробы требовалось через каждые полчаса), разделывали их. Благодаря поддержке товарок по смене я постепенно втянулась, привыкла к такому режиму работы. Но через два года у меня началась аллергия на порошки (смесь сурьмы и флюорита). И я стала искать другую работу.

Поиски были недолгими. Меня взяли на электроподстанцию, которая обслуживала обогатительную фабрику. Сначала ученицей, а после сдачи экзамена на допуск – дежурной у щита. Работала сутки через трое. Меня такой график устраивал – я к тому времени поступила на заочное отделение Ферганского индустриального техникума. Но на душе было как-то неспокойно. И когда мне предложили перейти на рудник, легко согласилась.

И вот я приехала на промплощадку, где был расположен ствол шахты, и увидела копёр и огромные колёса-шкивы, вдохнула запах солярки, которой работницы до блеска натирали металлическое покрытие, - душа моя дрогнула. Я поняла, что нашла своё место, свою работу. Именно в тот момент вспомнила, как в детстве отец брал меня с собой на шахту в день зарплаты. Помню, тогда меня поразили своей огромностью колёса, оглушил гул подъёмной машины, за которой сидела женщина. Это детское впечатление жило во мне и ждало своего часа.

Я стала работать на подъеме машины: сначала ученицей сигналиста-рукоятчика, потом сигналисткой, а после курсов повышения квалификации – машинистом подъёма. К тому времени я уже окончила индустриальный техникум и получила диплом техника-электрика. Больше двадцати лет проработала я машинистом подъема. Все двадцать лет в трёхсменном режиме по скользящему графику. Ни выходных, ни праздников, как у других, – сплошные трудовые будни. Хоть и трудной была работа, но я любила её (пишу об этом не кривя душой, честное слово!). Мы выполняли и перевыполняли план, вытягивая на - гора по 120-140 вагонов с рудой. Чувство, что твоя работа нужна людям, давало силу и уверенность. По моей вине не случилось ни одной аварии. А это тоже о многом говорит. Недавно нашла в своих архивах удостоверение ударника коммунистического труда. Вроде, мелочь, а приятно вспомнить. Хотя, может, сейчас это кому-то покажется смешным…

В 1982 году по семейным обстоятельствам мы с мужем уехали на Дальний Восток в посёлок, приравненный к районам Крайнего Севера. Работали там по своим специальностям: муж – механиком, я – машинистом. Ни много ни мало восемнадцать лет. На пенсию вышли оба в пятьдесят лет. Там и перестройку пережили, лишившись при этом забронированной трёхкомнатной квартиры в Киргизии. Уезжали-то по договору (по контракту, как говорят теперь) и только на три года. Думали: поработаем-посмотрим, а не понравится – вернёмся. Но, как молвится, человек предполагает, а Бог располагает. Кто тогда знал, что у нас впереди развал страны и «чёрные» понедельники? Да не только понедельники, порой целая неделя была «чёрной», когда нечего было поесть и не на что купить еду.

И кто знал, что родина станет заграницей. А я по-прежнему считаю Киргизию своей родиной, потому что там я родилась и выросла, там родились мои дети и даже первый внук. Там остались могилы моего отца и свекрови. Но теперь в той загранице надо добывать не руду, а справки, подтверждающие трудовой стаж.

Однако моя малая родина-заграница не хочет отвечать даже на запросы Пенсионного фонда. А из-за этого упорного молчания мне не могут сделать перерасчёт пенсии. Вот и расплакалась я – так стало обидно! Ведь работала не за страх, а на совесть, вы-кладывалась, ночей недосыпала, чтобы своим трудом безбедную старость себе обеспечить. И что заработала?! Даже в северной надбавке к пенсии государство отказало, сославшись, что у нас с мужем до «северного» стажа не хватает чуть более года. Да не смогли мы дотянуть в приравненном к районам Крайнего Севера посёлке до положенных двадцати лет: у мужа открылась язва желудка, и нам пришлось уехать.

Пыталась я правду искать насчёт северной надбавки, даже в правительство писала. Предлагала ввести плавающий коэффициент, учитывающий фактически отработанное время на Крайнем Севере и в приравненных к нему районах, взяв за отправную точку узаконенные 20 лет. Но моё письмо осталось без ответа.

Татьяна Васильевна Давыдова, 347723, Ростовская область, Зерноградский район, с. Гуляй-Борисовка



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Полезные советы   ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О ГЛАУКОМЕ  |
Истории   Жить, а не доживать  |  И пить плохо, и не пить тяжело…  |  Деньги решают всё, но лишают радости…  |  Я во всем с тобой согласна, Анна Ивановна  |  Учитель, перед именем твоим…  |  Сердцу хочется ласковой песни…  |  - Ты куда такой нарядный? - В ресторан на танцы  |  Я не пенсионерка, а пионерка  |  Я закалён трудом крестьянским  |  Я вам признателен  |  История из первых уст  |  Просит вдохновения душа…  |  Мой путь на Сахалин  |  В армию пошли хорошие, а из армии вернулись – будто порченые   |  О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов  |  На вопросы отвечают сотрудники Пенсионного фонда России  |  Мой ответ «артиллеристу»  |  КОПЧЁНЫЙ КАВАЛЕР  |  Мой отчим-папа родом из Архангельской области  |  Ванька, Ваня, Ванечка, сынок   |  Слово о маме   |  Бился кот с гадюкой насмерть  |  И тогда я дал себе слово: вырасту и пойду в милиционеры  |  КТО В АРМИИ НЕ БЫЛ…  |  Не перестройку кляните, а на себя критично взгляните   |  Случай на практике в лесхозе  |  Подарите не открытку, а к пенсии подпитку  |  Удаль и задушевность  |  Ровеньские ЗАЛЕПУХИ  |  Опыт Михайлиса  |  Два Ивана и Ольга  |  Прожитое – прожито не зря…  |  В молодости я добывала руду, в старости добываю справки  |  Мы долгое эхо друг друга…  |  Самая дорогая награда старости  |  Радуюсь каждому номеру «Пенсионерской правды»  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Ноябрь 2011
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика

© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com