Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Воскресенье, 16 июня 2019 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Вечерний Северодвинск
Номер от 23 июня 2011 г.
Смотреть весь номер Вечерний Северодвинск от 23 июня 2011 г. :: Архив газеты «Вечерний Северодвинск»

Три года страха

Версия для печатиОтправить статью другу
Всю молодежь от 14 до 18 лет из оккупированного села отправили на работу в Германию

Фото www.battlefield.ru
Фото www.battlefield.ru

Моя теща Валентина Семеновна Тищенко в Великую Отечественную войну была угнана в Германию. Я записал ее рассказ.

ШЕЛ июль 1942 года. Семнадцатилетняя Валя с подругами веяла пшеницу на току в селе Борисы Полтавской области. Вдруг одна из женщин за-кричала: «Немцы идут!»

Когда испуганная Валя подбежала к своей хате, возле нее увидела переобувающегося немца. Второй пил в доме молоко. Так началась оккупация.

Осенью немецкими властями была дана разнарядка всю молодежь в возрасте от 14 до 18 лет отправить на работу в Германию. Зная всех жителей села, староста с полицаями составили списки, попала в них и Валя. С собой было велено взять еды на три дня и смену белья. Никто не хотел уезжать, ребята плакали, некоторые пробовали убежать или спрятаться. Но солдаты с собаками по наводке полицаев их ловили. Собрав всех, повезли на станцию.

Далее - рассказ Валентины Семеновны.

Прощай, страна любимая…

«Нас затолкали в товарные вагоны. Состав простоял еще три дня, пока не согнали ребят из других сел.

Потом нас повезли на запад. На перегонах поезд останавливали в степи, конвоиры открывали вагоны и кричали: «Русиш, срайт!» Мы испытывали страшный стыд, но деваться было некуда.

Вскоре вся домашняя еда кончилась. Стали голодать. Иногда на станциях нам давали баланду – варево из крупно нарезанной капусты с крупой и без соли.

Поезд шел долго, мы все перезнакомились. Спали, плотно прижавшись друг к другу, в ноябре было уже холодно.

Невольницы

Сначала нас привезли в Польшу. Привели в какое-то здание, раздели, одежду отправили в санобработку. И весь холодный день мы простояли голыми. Было очень стыдно, неприятно и страшно. Вечером привезли одежду, пахнущую карболкой. Снова затолкали в вагоны и повезли в Германию.

В каком-то большом городе привели в здание театра. Там был организован невольничий рынок. Подходили к нам покупатели и отбирали по нескольку человек. За девушек платили по 60 марок, за парней – по 80.

Потом мы узнали, что разодетая дама, отбиравшая самых красивых и стройных девушек, увезла их в бордель. Около 30 девушек взял хозяин чемоданной фабрики. В эту группу попала и я. На фабрике «Отто Краузе» научили меня работать на станке – штамповать уголки для чемоданов.

Жили мы в бараке в четырех километрах от фабрики, за колючей проволокой. Кормили очень плохо – той же баландой из капусты или брюквы без соли.

Однажды привезли баланду из такой горькой редьки, что есть было невозможно. Мы отказались. Тогда в барак зашли солдаты и заставили съесть под дулами автоматов. Полячка Марыська в гневе выплеснула миску баланды в лицо офицеру, который больше всех кричал. Марыську сразу забрали и отправили в концлагерь.

«Соль» с дороги

Первые полтора года нас водили на работу и обратно под конвоем. Потом всех конвоиров отправили на Восточный фронт и мы ходили сами. Иногда по дороге нас встречал пожилой мужчина и рассказывал, что делается на фронте. Да мы и сами чувствовали, что все меняется к лучшему. Нам разрешали даже иногда ходить по городу.

Помню случай. Однажды к бараку подошла группа подвыпивших власовцев из Русской освободительной армии, начали с нами заигрывать, обещали дать еды. Одна девушка крикнула им в лицо: «Предатели!» Власовец вытащил пистолет и застрелил ее…

Очень тяжело мы переносили отсутствие соли. Зимой дороги посыпали красным порошком, по вкусу напоминающим соль. Собирали его и понемногу лизали. Может быть, из-за этого я и заболела – до огромных размеров распухла шея.

В городе врачи отказывались лечить пленных, мне разрешили сходить в монастырскую больницу за десять километров. В очереди я была первой, но просидела в приемной весь день, пропуская местных жителей. По нагрудному знаку все видели, кто я такая.

Вечером, когда никого уже не осталось, доктор пригласил меня в кабинет, поцокав языком, сказал: «Такая хорошая девушка и так запустила болезнь». А потом рассказал, что в Первую мировую войну был в Минске, в Гомеле и других наших городах, что лечил там не только своих, но и русских. Он велел сестре-монашке меня накормить и дать стакан соли. Шла я обратно десять километров, макая палец в стакан, и всю эту соль съела…

Долгий путь домой

В начале 1945 года американцы и англичане сильно бомбили наш район. Однажды, когда мы были на работе, сгорел барак и все наши жалкие пожитки. Пришлось жить на фабрике.

Освободили нас американцы. Кормили тушенкой, галетами, консервированными фруктами.

Когда Германию разделили на сектора, мы оказались в английском. Кормить снова стали плохо, а работать заставляли много на расчистке города, на уборке урожая. Мы рвались на родину, но жить в немецких казармах пришлось до осени 1945 года.

Осенью появилась группа советских офицеров. Как мы их обнимали и целовали, радуясь концу неволи, нашей победе! Это были представители советского командования, которые разъезжали по Германии в поисках советских военнопленных и интернированных. Вскоре после этого нас в машинах вывезли в советский сектор, посадили на поезд и отправили домой. Закончились три года страха и унижений.

В родное село вернулась лишь половина из тех, кого угнали в Германию. Кто умер от болезней, кого расстреляли, а кое-кто остался там, но таких было очень мало. Мне повезло, что осталась жива».

Два года назад Валентина Семеновна Тищенко умерла. Она похоронена на старом кладбище рядом со своей дочкой.

Константин ТРУБКИН

«Лимонка» и парабеллум

Заканчивался июнь 1952 года. Нас, первокурсников ленинградского военмеха, только что сдавших экзамены, направили на строительство дорог в колхозе под Выборгом.

Наши руководители приезжали раз в неделю, смотрели, что мы сделали, давали новые задания. Когда требовалось сделать что-то сложное, присылали бригаду умельцев. Поэтому мы в основном копали канавы, строили грунтовые дороги, рубили деревья.

Сама же стройка располагалась на огромном расчищенном поле. Вокруг был лес и несколько озер. Лес густой, в некоторых местах заболоченный.

Нас предупреждали, что в лесу много остатков военной техники, которую не успели разминировать. И рекомендовали туда не ходить. Однако любознательность брала верх над осторожностью и страхом.

Исследуя лесное пространство, мы, конечно, рисковали нарваться на мину. Но, как говорится, бог миловал, и все наши экскурсии заканчивались удачно.

Однажды ко мне подошел Генка Антуфьев и показал слегка покрытый ржавчиной немецкий парабеллум. Сказал, что нашел место, где всякого оружия полным полно. И вытащил из кармана еще и «лимонку».

Мы отправились в лес. Минут через двадцать набрели на песчаную гряду, отделявшую лес от поля. И сразу же увидели два скелета в полуистлевшей солдатской форме. Один лежал рядом с пулеметом, откинувшись навзничь. Другой держался костями рук за гашетки пулемета. На голове-черепе держалась каска, кости ног – в кирзовых сапогах. А в магазин пулемета заправлена лента с неиспользованными патронами. Ошарашенные зрелищем давнего боя, мы тихонько, смотря под ноги и постоянно оглядываясь, вернулись в лагерь.

Об увиденном рассказали товарищам, дорисовывая воображением картину боя. А на следующий день сообщили и начальству, приехавшему на очередную проверку. Еще через день появилась грузовая машина с солдатами.

Приехавшие с ними офицеры, думаю особисты, понимали, что мы могли спрятать что-то из найденного. Нас заставили под страхом ареста отдать прикарманенное оружие и боеприпасы. Однако потом мы еще не раз ходили на место боя и нашли несколько гранат, которые просто взорвали в лесу. А две даже бросили в озеро – глушили рыбу. Но получилось не очень удачно – на поверхность всплыло не более десятка плотвичек.

Генкин парабеллум мы, конечно, не сдали. И постреляли из него по деревьям. А когда закончились патроны, вы-бросили в озеро от греха подальше.

Больше в лес мы не ходили, но отзвуки давних боев еще раз ощутили. В конце июля в Карелии начались лесные пожары. Огонь захватил и ближний к нам лес. Стройотряд бросили на рытье траншей перед колхозными полями.

Огонь прошел мимо наших строений, но захватил места прошедших боев. Начались взрывы мин, гранат. Приехало много военных с техникой. Пожар длился несколько дней. И все это время мы жили рядом с опасностью, засыпая под звуки взрывов и пулевой стрельбы.

Александр ПЕТРЕНКО



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Факты и комменты   Не голосовать и нос не совать!  |  Улица Новая – дорога старая  |  Три года страха  |  С GPS наперевес  |  И тогда в Куртяево цвела черемуха…  |
Наша галерка   Афиша  |
Семь пятниц на неделе   Праздник ярких машин  |  Эхо родного города  |
До востребования   Белые халаты Белого Озера  |  «Поставьте памятник деревне»  |  Отмечено читателем  |  Едут, едут по Берлину…  |
Спроси не поленись   Не присосутся ли в пути?  |
По соседству мы живем   Дерби выигрывают хозяева   |  108 километров счастья  |
Черная полоса   Виртуозы обмана  |
Об этом говорят   Скорее «скорой»  |  Осечка в гостях  |
День за днем   Мошенница из ФСБ  |  В Нойштадт вслед за Ломоносовым  |  Диагноз - до симптомов  |  Смена власти  |  Вниз по Волге  |
Город у моря   Календарик «Вечерки»  |  В городе отключат свет и воду  |  Тяжелый день  |  По улицам театры ходят  |  Совет да любовь!  |
Эмоция недели   Письмецо в конверте  |
Общество   Север. Саммит. СМИ  |  Лето в гипсе  |  Тренды, бренды и просто газеты  |  А слышно, что…  |  А нужна ли лавочка?  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Июнь 2011
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com