Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Вторник, 28 января 2020 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Вечерний Северодвинск
Номер от 4 января 2011 г.
Смотреть весь номер Вечерний Северодвинск от 4 января 2011 г. :: Архив газеты «Вечерний Северодвинск»

Михаил Апарцев: «Этот театр – очень помнящийся»

Версия для печатиОтправить статью другу
В сезоне 2010/11 года с Северодвинским театром работает режиссер Михаил Апарцев. Это его второй приезд в Северодвинск. Первый состоялся на заре его творческого пути: в 1973-77 годах Апарцев был очередным режиссером драмтеатра.

 Фото Владимира Ларионова
Фото Владимира Ларионова

Как раз то время и имеют в виду предания о сценических триумфах актеров Татьяны Гончаровой и Вячеслава Дмитриева, о трагедийных спектаклях режиссера Владимира Давыдова, о художественном взлете театра в целом. Апарцев – один из героев этих преданий. Интересно было бы узнать у «живой легенды», что сам он думает о Северодвинском театре 70-х…

О себе 25-летнем

- Я, пожалуй, был смешной. Молодой, да ранний. Мог взяться ставить все что угодно. Фантазировал без удержу. Как обезьяна, передразнивал великих того времени.

В Северодвинске была моя профессиональная школа в плане познания актерских дел, природы актерской игры. Мне повезло: здесь я встретил потрясающую труппу. Работа с Дмитриевым, с Коршуном дала многое. А Таня Гончарова! Как она роль чуяла!

Мои спектакли делились на две группы: те, где я продвигался вперед как постановщик («Слуга двух господ», например), и те, где у меня лучше получалось с актерами («Брат Алеша», «Провинциальные анекдоты»). В Северодвинске это было в основном разорвано, уже потом соединилось.

Какой я приехал сюда и какой уехал - это режиссеры разного уровня. Северодвинский театр - очень помнящийся, он как будто поставил меня на ноги.

Татьяна Гончарова

Мы в какой-то степени друг на друга повлияли как режиссер и актриса. У меня менялись методологии: как репетировать роль, как к ней подходить. Гончарова очень смело в это входила. Мы с ней работали не только в Северодвинске и Архангельске, но и в Петербурге. Там она играла уже в современном ключе, ноль песнопений на сцене, которые я увидел, когда встретился с ней. Марию Стюарт она пропевала, она была все время на котурнах - так учили в Ярославле. Но ее красота, обаяние были выше всяких методов, поэтому думалось, пусть поет, пусть будет опера. А с годами она стала говорить жестче, жестче, освоение действия стало ее природой. Иногда я просто удивлялся ей: я еще не понял, что надо здесь делать, а она уже играет и не обсуждает это. Она вообще была молчаливая женщина, хотя поспорить о роли могла. Со мной не спорила, и не потому, что я ее переспорю; она говорила: «Миша, я тебе лучше покажу, ладно?» И показывала точно все.

Она была великая актриса. Ей не повезло с режиссурой, когда она ушла в Архангельский театр, не повезло совершенно. Почему ушла из Северодвинского театра? Да переросла она его просто. Не с кем ей, кроме Дмитриева, соревноваться-то было. А тут я уже уходил. А тут и ее позвали в Архангельск, обещали квартиру - и она уехала.

О замысле спектакля «Гроза»

Гончарова великолепно сыграла Катерину в «Грозе».

У меня была такая задумка: всех персонажей я хотел сделать одногодками. Хотел сделать спектакль о поколении, которое затюкано временем - советской властью. Но я же не мог сказать это прямо, повесить красный флаг на сцене. И мы с художником Любимским сделали фоном для спектакля гигантскую шаль. Похожую шаль надели на Кабаниху, а раз надели на нее, она и есть генеральный секретарь, ну или секретарь обкома партии.

Кабаниху играла Люся Поваляшко (ей было тогда чуть за тридцать), а Дикого - Стас Шевченко. Кабаниха с Диким были как бы из одного класса, только он сильно пил, а она стала секретарем обкома. За ней все время тетки носили шлейф. Сейчас бы, конечно, охранников можно было запустить, но тогда такого прямого намека нельзя было сделать.

То есть замысел «Грозы» очень простой: установленный порядок жизни Кабанихи - это не только для ее дома, это устои государства. Кто-то бежит от них: у меня Кудряш и Варвара бежали за границу. Катерина утопилась, потому что не видела выхода. В ней был тот самый луч света - я поверил Добролюбову, я очень поверил в этот луч. Она человек не то чтобы богобоязненный, она правильный человек. И у нее не было нужды изменять, кроме тирана свекрови. Тихона у нас играл Саша Юдин, высокий такой, красивый, ну, Охлопков. Тихон был уж нисколько не хуже этого Бориса. Но ситуацию нельзя рассматривать просто как любовный треугольник. Есть еще среда, быт. Катерина узнала, что в этом доме двойное дно. По указу надо жить так-то (и она пыталась), а внизу живут совсем по-другому. И мы это вытаскивали. Варвара, сестра Тихона, просто совращала Катерину своими рассказами про жизнь с Кудряшом. И тут появлялся этот лощеный дяденька из Москвы. Варвара с Кудряшом их сводили. А когда эта любовь оказалась пшиком - прыжок с обрыва. Катерина не смогла совместить то, что любила одного, а переспала с другим, не смогла вернуться обратно. В этом был ее луч света, в отличие от остальных. Она открыла суть этой жизни, а суть - в этом платке, устоях. Надо врать, надо все время врать - и ты сделаешь себе карьеру, богатство и т.д. Катерина так жить не захотела.

Это была победа Кабанихи: шлюха погибла, не выдержав нашего устоя - жить не по Богу, а по неправде. Кто пробует жить по правде, тот не наш человек, его надо утопить.

У меня на авансцене все время существовал этот народный умелец, Кулигин. Он, пьяненький, говорил Тихону (как хорошо это делал Крайнов!): «Ну ты простил бы ее… Ты ж понимаешь, не со зла она…» - «Да понимаю я всё, но как же против этого!» - и Тихон показывал на тот большущий платок.

Тихон спивался; он после самоубийства Катерины валялся по мосткам декорации, а мать его топтала, а он все равно проклинал мать, потому что любил жену и, конечно, простил бы ее.

Вот про это был спектакль - про порядки 70-х годов, через сто лет после Островского. Я потом видел разные постановки «Грозы» - в лучших из них был прочитан этот самый конфликт: надо жить по лжи, тогда у тебя будет все хорошо, а если хочешь по правде, то тебя убьют тем или иным способом.

Юрий Коршун в спектакле «Брат Алеша»

Он играл очень хорошо, но иначе, чем остальные артисты, - другая школа. Он играл немножечко академично, немного больше жестов, немножко песнопений, но это сходилось с ролью. Снегирев не очень земной человек, и он ведет себя неприземленно. Там еще такие обстоятельства: его побили, бедного, и маленький ребенок умирает, и он все время еще поддатый, этот персонаж… А брат Алеша - Ложкин был ну просто из сегодняшнего дня, из того сегодняшнего дня. И остальные тоже. А Снегирев был не от мира сего. Соединилось несоединимое. Но это получилось один раз. Если Коршуну дать что-то обыкновенное… Ему Давыдов дал в следующем спектакле папу играть, правильного человека, - шакалит, наигрывает. Давыдов не знал, куда деться.

Тех больших актеров, с которыми Коршун играл и дружил, у которых учился, я пацаном на сцене смотрел - и чем лживей был театр, тем интереснее, потому что не как жизнь. Что такое театр как жизнь, я понял немножко позже, когда попал в «Современник». У Коршуна было «не как жизнь», а у Ложкина - «как жизнь», он был так обучен. И я требовал, чтобы была жизнь: как ты есть во дворе, так и иди на сцену, только мы тебя оденем еще. И Ложкин ничего не наигрывал. Но эта разница между двумя актерами и решала успех спектакля.

«Энергичные люди» - 1975

Не могу сказать, что я что-то не поставил в Северодвинске из того, что хотел. Преловская, секретарь горкома партии, почитала «Энергичных людей» и говорит: «Пусть будет».

Спектакль получился скандальный. Актеры играли отлично: Дмитриев, Гончарова, Валя Иргизнова… Это ж такой энтузиазм был про воров рассказывать, но обаятельных воров…

Когда вышел спектакль, на меня, на театр полгорода обрушилось, особенно учителя: что вы показываете со сцены, пошлость, все отрицательные, воры и т.д. А меня горком защитил. «А что, у нас не воруют?» - реплика горкома. И все заткнулись в одну секунду.

Но для того чтобы спасти спектакль, нужно было ввести двух персонажей, гэбэшников. Они говорили авторский текст, уходили, приходили и арестовывали в конце всю шайку. Без них спектакль не пропустили бы. Хотя не знаю. Шукшин только что умер, ему посмертно дали Ленинскую премию. Само имя Шукшина работало на нас.

Семидесятые годы

Мы жили в очень хорошую театральную эпоху: «Таганка», «Современник», ефремовские спектакли во МХАТе, спектакли Эфроса… Мы всем интересовались, много ездили, смотрели. Мы не замкнуты были в Северодвинске, а разомкнуты.

70-е годы - отвратительные с точки зрения политической, но все-таки мы не в фашистской Германии жили. Эта эпоха позволяла каждому театру, в том числе и Северодвинскому, выбирать свою дорогу и двигаться художественно. Театр зажимали, но и это давало импульс творчеству.

Мы много гастролировали, и нам не стыдно было, у нас был столичный уровень. К нам же приезжали критики московские и питерские, и они обсуждали нас без всяких скидок.

То была настоящая творческая жизнь. И не думайте, что во мне говорит ностальгия по безвозвратно ушедшей молодости.

Записал Андрей НЕФЁДОВ



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Факты и комменты   Большой театральный плюс  |  Молодеем и набираем обороты!  |  Легенда Севмаша  |  Остров собачьей надежды  |
Наша галерка   Михаил Апарцев: «Этот театр – очень помнящийся»  |  Кирха приглашает!  |
Спроси не поленись   Тигр еще не ушел  |
Общество   Роман с Прагой  |  Кто такие ангелы?  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Январь 2011
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com