Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Воскресенье, 8 декабря 2019 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Корабельная сторона
Номер от 29 марта 2005 г.
Смотреть весь номер Корабельная сторона от 29 марта 2005 г. :: Архив газеты «Корабельная сторона»

Мерная миля военпреда Петрова

Версия для печатиОтправить статью другу
Когда его ставили перед выбором, он его делал, не боясь трудностей

О военпреде В.М. Петрове мне, помнится, так сказали: когда Владимир Михайлович еще был капитан-лейтенантом, он отличался объективностью, был прям, смел, правду говорил невзирая на чины. А спорить по специальности с ним вообще никто не отваживался, потому что в его заведовании не было знатока более авторитетного...

И ВПОСЛЕДСТВИИ о высокой квалификации и компетентности Владимира Михайловича мне приходилось слышать от многих. Виктор Николаевич Хвалынский, например, по этому поводу заметил: Петров корабельных штурманов «ложил на лопатки». Еще бы: он эти приборы самолично разбирал-собирал десятки раз. В приемку он пришел из гидрографии, а там, в экспедиции, в море, случись поломка, надеяться не на кого - неисправности сами устраняли. Светлая голова и золотые руки!

Его стаж военно-морской службы без малого 35 лет, и гидрографическое прошлое, в общем-то, нетипично для военпредов. Но именно эти несколько лет лейтенантства дали Владимиру Михайловичу тот житейский, а главным образом, профессиональный опыт, которым может похвастаться не каждый офицер. Да и сам Владимир Михайлович об этом периоде жизни рассказывает с особой увлеченностью.

Первые учителя

В военное училище Петров пошел по комсомольскому набору. Были такие патриотические акции по призыву молодежи во флот. Он поступил на гидрографический факультет ленинградской Фрунзенки.

Деталь: гидрографы изначально не причислялись к высшей военно-морской касте. Еще в царском флоте их корпус формировали главным образом из разночинцев, не дворян, хотя бывали исключения. По моему же убеждению, эта вспомогательная роль, отводимая гидрографам в прошлом и ныне, является пережитком чисто сословного свойства, ведь если говорить о морской практике, то именно гидрографы многим и всегда давали фору.

Сам же Владимир Михайлович признался, что его «толкали было» на другой факультет и ему, вчерашнему школьнику, преуспевавшему в основных дисциплинах (особенно любил и знал физику), наверняка «хватило бы баллов» для поступления, однако его выбор пал на гидрографический. Одной из причин такого решения стало его стремление «быть поближе к природе», воспитанное еще в деревенском детстве. Паренек из провинциального Подмосковья, имевший в родне и крестьян, и лесничих, сам с малых лет познал деревенский труд и с работой в пуще познакомился рано. А в лесу, где, как известно, надеяться не на кого, лес учит хозяйской самостоятельности. Эти уроки он крепко усвоил и впоследствии с благодарностью вспоминал.

И о своих наставниках в военном училище Владимир Михайлович тоже помнит с добром: уникальные люди, истинной морской закваски, иные из них застали еще «старорежимный» флот, но сумели впитать из его прошлого лучший опыт. Специалисты с такой школой умели готовить молодые кадры. Имя одного только инженер-контр-адмирала Владимира Владимировича Каврайского чего стоит! К слову, штурманскую практику курсанты поколения Петрова проходили на бывшем учебном судне царского флота «Океан» («Комсомолец»), одном из лучших в мире.

По следу Седова

Первый раз в Соломбале он оказался в мае 1955-го. Курсантов отряжали в распоряжение экспедиции, работавшей на севере Новой Земли. Отдельные районы здесь были слабо картографированы. Поразительно, но уже после Отечественной морякам приходилось пользоваться картами архипелага, составленными по данным Г.Я. Седова, то есть 1912 года. Неувязки были серьезными, и потому случались казусы: судно стоит на якоре в трех милях от берега, а по карте, считай, уже на берегу. Курсанты, таким образом, сочетали свою практику с крайне полезным занятием. Главная задача - развернуть так называемую геодезическую сеть, чтобы затем точно нанести на бумагу (карту) береговую черту.

В Соломбале они погрузились на известное полярникам судно-трудягу «Сирена». Первый трюм - жилой, там нары. Взяли запас продовольствия, в его числе и традиционное для зимовщиков «живое мясо» - поросят, загрузили снаряжение, приборы и еще пять... гробов. Для умерших на архипелаге такие «принадлежности» доставлялись с началом навигации. В таком не очень приятном соседстве и поплыли...

Работать довелось в районе Панкратьевых островов, и острова Берха в частности. Места эти считались не то что необжитыми, нехожеными. Группы делились на промерные, геодезические, рекогносцировочные, астронавигационные... Но легко нигде не было - работа была связана с многокилометровыми переходами, и шагали не налегке, а с приборами, в полном снаряжении. Кстати, в него обязательно входило оружие - пистолет или винтовка, еще лучше карабин: никем не пуганные белые медведи страха не ведали. Ручьи и небольшие речки, бегущие с ледников, форсировали по пояс в воде; сапоги и штаны - долой, сушить их было некогда и негде...

Ходили и на мотоботах «Дори», и на шлюпках под веслами. Но море, даже у берега, не пруд, и нужно еще и в моторах разбираться, и умело грести.

Так суровая природа архипелага испытывала будущих офицеров. Осмелюсь предположить, на этом своеобразном экзамене курсанту Петрову было проще, нежели многим его однокашникам: ему помогла та закалка, что получил он подростком, а еще и навыки хождения на шлюпках, крепко усвоенные в училище.

Практика длилась три месяца. Потом за экспедицией пришло судно «Мигалка» - можно сказать, плавучая легенда нашей гидрографии. Вообще, слушая рассказ Владимира Михайловича, я не раз ловил себя на мысли о том, что через его судьбу удивительным образом прошли люди и корабли, олицетворявшие собою относительно недавнюю эпоху полярных первопроходцев. Далеко не каждому так везло, и не всякий сегодня может рассказать об этом детям и внукам.

Теодолитный пост

По предварительному распределению новоиспеченный лейтенант Петров должен был поехать на Дальний Восток, но после той практики на Новой Земле он сам попросился на Север. Просьбу удовлетворили.

В военной гидрографии, что и по сей день квартирует в Соломбале, Петров в общей сложности прослужил семь лет. Первая специальность и должность - координатор радионавигационной системы, офицер группы зондовых приемников.

Любой корабль в ходе испытаний проходит мерную милю. Здесь выявляется максимум его скоростных данных. Замеры хода лодок под водой велись с корабля сопровождения и с берега. Теодолитный пост выставили на Летнем берегу, недалеко от Лопшеньги. Обслуживали его военные гидрографы.

Северодвинск тогда строил серию подлодок 629-го проекта. К тому же мерную милю проходили и другие корабли - горьковской и ленинградской постройки, и с мая по ноябрь без работы гидрографы не сидели.

Теодолитный пост - звучит основательно. Но что такое теодолитный пост, если так выразиться, в бытовом отношении? Сезонное пристанище в рыбацкой избе. Вроде и недалеко от цивилизации, даже от Архангельска, а поди-ка доберись - Летний берег, дорог нет, только каботажный пароход, да и то, если шторм позволит высадиться с рейда.

Группу лейтенанта Петрова доставил мотобот. Дальше все, как при высадке на необжитой берег: через прибойную полосу добирались сами, на себе же перетаскали и снаряжение... Палатка, спальные мешки, оружие, рация, теодолит, лампа керосиновая, топор, пила, большой лагун, посуда помельче и харч на месяц... Эдакий минимум для робинзонады.

Место, где стояла изба, называлось «Межа». По весне она служила зверобоям. Летом ей предстояло стать базой для обслуги теодолитного поста. Первым делом избу пришлось, как говорится, насквозь дезинфицировать дустом - за время отсутствия людей ее прочно обжили полчища клопов. С провиантом, который хоть и выделялся по нормам, вскоре выяснилось, не разгуляешься. К тому же со временем увеличился и штат поста. В очередной раз пригодился хозяйский и лесной опыт подростка Володи Петрова. Молодой офицер умело взялся не только за плотницкий инструмент, но и за ружье, рыболовные снасти. Добывал чернеть, уток, куликов, стрелял нерп. Сделал два закола, поставил верши - в меню появилась свежая рыба...

Конечно, все это бытовые детали службы лейтенанта Петрова, но как без них, если это неотъемлемые детали своеобычной профессии гидрографа?!

Впрочем, случались и другие нюансы... Иногда завод требовал, чтобы данные с теодолитного поста предоставлялись по приходу «заказа», то есть срочнее срочного. Поэтому лейтенанта Петрова однажды пришлось «снимать с поста». А снимали осенью, да еще, что называется, мокрым способом. Корабельная шлюпка дошла до прибойной полосы, а уж через накат до шлюпки лейтенант с документацией добирался вплавь, с помощью брошенного фала. Его вытащили из воды, укутали в тулуп и что есть силы налегли на весла - как бы не поморозить...

Замеры на лопшеньгской миле велись не только с берега, но и с корабля сопровождения, коим являлся, по обыкновению, «большой охотник». Зимой дотошный Петров изучил и освоил технологию замеров с корабля и сдал «экзамен на класс», причем удостоился первого.

«Не работа, а каторга»

Но прикладная практика гидрографа Петрова «береговым сидением» на теодолитном посту не ограничилась. В 1958-м он участвовал в экспедиции по составлению карты Белого моря. Точнее, требовался ее 50-тысячный масштаб, а его в ту пору не было. Судно ходило галсами, приборы снимали координаты, глубину, грунт. Однообразная, даже утомительная работа, но чрезвычайно необходимая.

Следующая ступенька его службы в гидроотделе Беломорской ВМБ была связана с частым пребыванием в море. В его обязанности входила настройка всех видов штурманских приборов непосредственно на корабле. Точнее сказать, на любом военном корабле - от эсминца до транспорта, и не обязательно стоящего у причала базы или на военном заводе в Соломбале.

«Это не работа была, а каторга, - засмеялся Владимир Михайлович, вспоминая тот период. - Только радиопеленгаторов настраивал по 10 штук в неделю. С одного корабля скакал на другой. Хорошо еще, что в помощь придали сопровождающий катер типа «Ярославец», снаряженный радиопередатчиком...»

Об этом времени супруга Владимира Михайловича Нина Степановна тоже вспомнила. Местонахождение «пропавшего» мужа ей случалось выяснять у оперативного дежурного. Тот докладывал, мол, по нашим сведениям, ваш муж был на таком-то корабле, сейчас идет на тот-то, а потом...

А потом он оказался в военном представительстве при Севмаше. Заводчане, работавшие на испытаниях лодок с молодым военпредом Петровым, убедившись в его высочайшей квалификации, просто ахали: да как же такого специалиста гидрографы упустили?! А «упустили» его, к слову, не сразу и, можно сказать, по стечению обстоятельств. Когда же спохватились, было поздно - старший лейтенант Владимир Петров по приказу главкома С.Г. Горшкова убыл к новому месту службы.

Мигнула Лопшеньга

На лопшеньгскую мерную милю Владимир Михайлович возвращался много раз. Правда, уже на заводских «заказах». Был случай, когда пришли и вдруг выяснилось, что огонь на створах не горит. На мостике, конечно, возмущение и ругань: задача, выходит, сорвана! Но военпред Петров, как никто из офицеров, находившихся на лодке, знал эти самые створы (сколько раз лазил на них!), знал и то, что должны бы сохраниться там оптические отражатели. Врубили мощный лодочный прожектор, и в ответ ему на берегу мигнули все четыре фонаря. Значит, работать можно!

Таким получился «привет» военпреду Петрову с места его лейтенантской службы.

Олег ХИМАНЫЧ



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Происшествия   SOS прошлой недели  |  Большая, белая и злая...  |
Мир   Подводный авианосец  |
Северодвинск   На вахте юные курсанты  |
Россия   Смелее в бой, гардемарины!  |  «Флотоводец» - мечтающим о море  |  Мерная миля военпреда Петрова  |  Определились с льготами  |  У всех на устах  |  Двину начали пилить  |  Медвуз с погонами  |  Второй срок Николая Житова  |  Командировка на «Синдукирти»  |  Уникум от «Онеги»  |  В несколько строк  |
Общество   Лягушек обидели  |  Соборы уходят в землю  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Март 2005
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com