Издательский дом "Северная неделя" в настоящее время издает 20 газет общим недельным тиражом 679.204 экз.



Подпишись на наши газеты, не выходя из дома

Подать рекламу в газеты ИД Северная неделя

 • QR-код


 • Читать
  все комментарии

 • Архив
  новостей


 • Акция
  «Вечёрки»:
  «Победим на поле
  брани!»



 • Об издательстве
 • Наши газеты
 • Страницы
  гражданских
  журналистов

  

 • Бесплатные
   объявления

 • Реклама
 • Контакты



Воскресенье, 16 июня 2019 г.  ДомойПоискНаписать письмоДобавить в избранное
Корабельная сторона
Номер от 26 февраля 2002 г.
Смотреть весь номер Корабельная сторона от 26 февраля 2002 г. :: Архив газеты «Корабельная сторона»

Пророчество капитана Ануфриева

Версия для печатиОтправить статью другу
Он был первым ледовым капитаном России и предсказал трагедию «Челюскина» еще до начала его исторического плавания

Талант искусного судоводителя всегда высоко ценился на поморском Севере. История и молва сохранили нам множество имен смелых и удачливых мореходов. Но и среди них была особая категория авторитетов, именуемых за практические знания и опыт плаваний «ледовыми капитанами». Первым ледовым капитаном российского флота был потомственный помор Иван Петрович Ануфриев.

В 1932 году экспедиция на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков» вышла из Архангельска, чтобы осуществить сквозное плавание до Владивостока. Рейс проходил в условиях тяжелой ледовой обстановки, особенно в морях восточного сектора Арктики. У парохода были сломаны лопасти винта, затем гребной вал, но пароход продолжал упрямо продвигаться к Берингову проливу. Сибиряковцы взрывали лед, где возможно, «подтягивались» на якорях, в разводьях расталкивали льдины шестами и даже поставили на судне брезентовые паруса. В конце концов пароход вырвался на чистую воду. Так впервые Северный морской путь был преодолен за одну навигацию. В постановлении СНК, которое вышло вскоре после этого, морякам ставилась очередная задача: «Проложить окончательно Северный морской путь до Берингова пролива». Для новой экспедиции выбрали обычный пароход «Лена», построенный для СССР в Дании.

Еще не звучали напутственные речи, еще не отдали швартовы на «Челюскине» (так переименовали пароход «Лена» после прибытия в Союз), а в Архангельске доживал отпущенный Богом век капитан Иван Петрович Ануфриев, который предостерегал руководство новой экспедиции, считая запланированный рейс авантюрой. Он пророчил гибель «Челюскина» и - в это почти невозможно поверить - указывал на карте место грядущей катастрофы. Как выяснится позже, ошибаясь всего на 100 миль.

Профессиональная судьба Ануфриева во многом схожа с тем, как складывалась она у некоторых его коллег - известных ныне капитанов, выходцев из поморской среды. На это невольно обращаешь внимание, изучая послужной список Ивана Петровича. В четырнадцать лет будущий капитан Ануфриев юнгой ступил на палубу лодьи «Святой Николай», затем был матросом, коком. Штурманский чин получен им в 1896 году, и к исполнению новых обязанностей Иван Петрович приступил на пароходе «Святой Трифон», продолжил службу на «Ломоносове», а в 1903-м он уже самостоятельно в должности капитана вывел в море свое первое судно - парусник «Ксения», принадлежавший спасательной службе. В 1908 году он принял команду парохода «Святой Николай», а годом позже - одноименный корабль, но уже ледокольный пароход - первый подобного класса на Белом море. На это стоит обратить внимание, поскольку в дальнейшем вся капитанская судьба Ивана Петровича была связана с ледовой навигацией.

Несмотря на отсутствие, вплоть до ХХ века, зимнего судоходства в Белом море, характер льдов, его изменения здесь изучались. На протяжении многих лет, даже нескольких веков, из поколения в поколение собирались, запоминались приметы, признаки ледовой обстановки на море. И хотя подход в этом не был научным в нынешнем понимании, все же к концу XIX века сложилась определенная система знаний в данной области. Архангельские капитаны конца XIX и начала ХХ веков знали науку ледовой навигации не по специальным лоциям, а постигали ее с опытом предшественников и своим каждодневным трудом. И капитан И. П. Ануфриев, безусловно, входил в эту плеяду талантливых судоводителей. Ему и доверили первый ледокольный пароход Белого моря «Святой Николай».

Даже по тем временам пароход считался относительно небольшим - около 300 тонн водоизмещением, длиной 43 метра, но зато машина была в 356 индикаторных сил, а уж корпус с усиленным кованым форштевнем и броневым поясом придавали кораблю исключительные качества. Владелец «Николая», известный рыбопромышленник Д. Н. Масленников, предполагал использовать его большей частью для хождения во льдах. И действительно, особые качества парохода, помноженные на опыт капитана И. П. Ануфриева, позволили расширить сроки навигаций: «Святой Николай» одним из первых начинал ее, а завершал уже в разгар льдообразования.

Несколько слов о семье Ивана Петровича. История ее своеобычна и начиналась еще в 1901 году, когда русский штурман парохода «Ломоносов» женился на Петре-Марселии Хонцус - одной из десяти дочерей норвежского промысловика, жившего в Варде. В семье родились три сына - Леонид, Владимир, Борис и дочь - Лидия. Своему браку Иван Петрович обязан еще и родством с иными известными на Севере людьми, благодаря сестрам его супруги Петры: Хеллен (Елена) стала женой мурманского помора Никиты Васильевича Олонкина - отца Геннадия Олонкина, сподвижника Руала Амундсена, а Бригитта вышла замуж за известного русского ученого-биолога Нестора Александровича Смирнова - племянника Д. И. Менделеева.

В московской квартире Лидии Ивановны Ануфриевой самой дорогой для нее вещью был фотоснимок 1914 года - экипаж небольшой шхуны «Герта». В центре собравшихся на верхней палубе - капитан Ануфриев. Именно ему поручили командовать этим судном в поисковой экспедиции.

Плавание на «Герте» организовало русское правительство для поисков экспедиций Г. Я. Седова, В. А. Русанова и Г. Л. Брусилова. Свое судно капитан Ануфриев направил к Новой Земле. Расчет его строился на знании ледовой обстановки и обстоятельств организации упомянутых экспедиций. К слову, Русанов, отправляясь в свою последнюю экспедицию, звал с собою и капитана Ануфриева. Однако тот, связанный контрактом с другим судовладельцем, вынужден был отказаться. Сегодня мы знаем, отчего поиски русских полярников не увенчались тогда успехом. И нет вины капитана Ануфриева, что парусно-паровая «Герта» с машиной в несколько десятков лошадиных сил не смогла преодолеть пространства многолетнего льда.

Германская война застала Ивана Петровича в море. По возвращении в Архангельск он получил новое назначение, которое следует расценивать как повышение - на ледокольный пароход «Линтроз». Этот достаточно крупный пароход в числе нескольких был приобретен русским правительством для обеспечения зимней навигации в Белом море. Судно, имевшее усиленный корпус и мощную паровую машину, в России переименовали в «Садко». Две тяжелые военные навигации Иван Петрович отходил на этом прославленном в советском будущем ледокольном пароходе, а следом принял на год «Александра Сибирякова», затем командовал «Семеном Челюскиным», трагически закончившим судьбу у причала Экономии после известной диверсии в порту, и одним из первых русских линейных ледоколов «Иваном Сусаниным». В тревожные смутные месяцы интервенции и гражданской войны И. П. Ануфриев жил вне политических пристрастий, впрочем, как и многие из его коллег - архангельских капитанов.

О двух моментах в биографии Ивана Петровича следует сказать отдельно. В конце 1919 года из Архангельска в заполярную Индигу был отправлен ледокольный пароход «Соловей Будимирович» под командованием капитана И.Рекстина. Экспедиция на его борту должна была доставить в город груз оленьего мяса. Был в экипаже и капитан Ануфриев, правда, его отправили как самого опытного ледового лоцмана. Рекстин не счел нужным прислушиваться к его рекомендациям, и дело обернулось тем, что в декабре судно попало в сжатия и к январю 1920-го дрейфом его вынесло в Карское море. У этой истории, правда, оказался счастливый конец: пароходу и людям оказали помощь корабли уже советской спасательной экспедиции.

Участвовал капитан Ануфриев и в 1-й Карской (хлебной) экспедиции. В материалах ее мы не находим свидетельств того, что Иван Петрович давал капитанам консультации как знаток судовождения во льдах. Возможно, таковые и не требовались, а возможно, он действительно выполнял обязанности уполномоченного народного комиссариата продовольствия и наркомвнешторга, строго оговоренные в контракте.

В послужном списке Ивана Петровича после 1920 года значится: небольшой пароход «Кия», снова «Александр Сибиряков» (три навигации, 1923-1926гг.), наконец, маленькое моторное судно «Госторг», в 1928г. Последние годы, когда капитан Ануфриев уже не выходил в море, он не порывал с профессией, которой посвятил жизнь. Ледовая навигация стала той областью, где Иван Петрович продолжал реализовывать свой талант и опыт, но уже в другом качестве.

Достаточно полно обобщить научные материалы мореходной практики в ближней Арктике удалось известному полярному гидрографу Николаю Васильевичу Морозову. Одна из его работ - «Руководство к плаванию во льдах Белого моря» - вышла в 1921 году. Однако и сам автор признавал ее определенное несовершенство. Ему не удалось учесть все многообразие условий, в которых может оказаться мореплаватель среди льдов Белого моря, где, как писал Николай Васильевич, «течения столь сильны, неправильны и малоисследованны даже летнего времени, а для зимнего тем более». Благодаря оставшимся публикациям и рабочим рукописям сегодня нам известны попытки И. П. Ануфриева не только восполнить «пробелы» в книге Н. В. Морозова, но и разработать рекомендации для судоводителей, плавающих в Белом, Баренцевом и Карском морях. Наиболее значимые из них - «О льдах Белого моря» (1909г.), «Из истории мореходства на Севере» (1913г.), «О ледокольном флоте» (1923г.).

Напомню, страна вступала в четвертое десятилетие века. Организовывалось планомерное изучение и освоение различных районов Арктики. Уже состоялись первая и вторая Карские хлебные экспедиции.

Известие по поводу исторического рейса «Александра Сибирякова» Иван Петрович воспринял сдержанно. Конечно, он разделял радость со всеми, но, прекрасно зная качества парохода, которым командовал четыре навигации, понимал, какой ценой достался этот прорыв в Берингово море, считал ее слишком высокой, а результат плавания - той самой счастливой случайностью, что бывает в Арктике, но не слишком часто.

Через год, согласно правительственной директиве, в плавание готовился «Челюскин». Царила приподнятая оптимистическая атмосфера, по воспоминаниям некоторых в чем-то даже праздничная. Иван Петрович трезво оценивал шансы «Челюскина» и всей экспедиции. Судно, не приспособленное к плаванию во льдах, зачастую не могло следовать даже за ледоколом из-за своего широкого корпуса, а отсутствие долгосрочного прогноза на трассе перехода, внушительное отдаление части маршрута от баз ледовой разведки вообще поставили эксперимент в опасные условия. Интуиция и опыт подсказывали ему: на этот раз триумфа не будет. Ему предложили идти в рейс капитаном, но Иван Петрович отказался. Организаторы обратились к его ученику - Владимиру Ивановичу Воронину, тому самому, чье имя сегодня овеяно легендами. Воронин подумал и тоже отказался. Тогда его попросили привести «Челюскин» из Ленинграда в Мурманск, надеясь, что найдут ему замену, но замены не нашли...

Пророчество капитана Ануфриева сбылось. Льды Чукотского моря остановили пароход и экспедицию. События эти в отечественную историю вошли под названием «челюскинская эпопея». Когда отшумели торжества по поводу эвакуации «лагеря Шмидта» и в честь летчиков - первых Героев Советского Союза, капитан Воронин приехал в Архангельск, чтобы... повиниться перед учителем за нелепую потерю судна. Как происходило это «покаяние», мне в свое время подробно рассказывала дочь Ивана Петровича - Лидия, ставшая случайным свидетелем сцены в отцовском кабинете.

Трагедия «Челюскина» беспокоила Ивана Петровича до конца дней. Он опасался, что в атмосфере ура-патриотизма вокруг этой арктической драмы бесценные уроки первых ледовых плаваний могли быть просто отброшены как доводы перестраховщиков. Он пишет статьи о подготовке специалистов - судоводителей для плавания во льдах, ратует за применение кораблей с усиленными корпусами и мощными энергетическими установками. Профессор Р. Л. Самойлович называл его «чрезвычайно культурным капитаном». Другой авторитет - профессор В. Ю. Визе - характеризовал его как горячего сторонника ледокольного дела на Севере и написал: «считаю, что ходатайство о присвоении И. П. Ануфриеву звания Героя Труда, как вполне справедливое, следует вполне признать». Документ Визе датирован весной 1936 года. А 25 июня 1937-го Ивана Петровича не стало. В последний путь ледового капитана провожали сотни архангелогородцев.

Профессионализм капитана Ануфриева составляли отточенное мастерство и редкостная интуиция. Личность Ивана Петровича и по сей день является одной из ярчайших в созвездии архангельских мореходов.

Олег ХИМАНЫЧ



Поделиться с другими!
Понравилась статья? Порекомендуй ее друзьям!

Вернуться к содержанию номера :: Вернуться на главную страницу сайта





Комментарии:

10 февраля 2014 г., 10:27 | Георгий Аветисов

Здравствуйте!

Статья мне очень понравилась. Иван Петрович Ануфриев - один из выдающихся российских ледовых капитанов. Его имя навсегда вошло в историю освоения Арктики.
Очень хотелось бы узнать, где он похоронен.

С уважением


Добавить комментарий
Текст комментария (комментарии, содержащие ссылки с указанием www и http, не публикуются)
Автор
Email
Защита от спама
  
Содержание номера

Спорт   «Север» едет на восток  |
Культура   В костюме от Терюхина  |
Происшествия   Крушение в Лахте  |
Экономика   Равнение - на Канаду  |  Северодвинская жизнь комфортней  |
Мир   На морских широтах  |
Северодвинск   Алмазы есть не только в Индии  |  «Аппассионата» для «Синдуратны»  |  «Синдуратна» и блеск алмазов  |
Россия   Прощай, океанский флот  |
Общество   На ОРТ - не те «герои»  |  Как провожают пароходы...  |  «Не жду тебя. Мама»  |  Поморские НОВОСТИ  |  Пророчество капитана Ануфриева  |  Море не согнуло, и жизнь не сломала  |



Поиск по сайту

  

Альтернативный поиск по сайту



Главная тема
А вы, «Ясень», останьтесь…
  Планы по сдаче ВМФ АПЛ «Северодвинск» пересмотрены
Новости
 Самый добрый правозащитник    // 9 декабря, 09:32
Февраль 2002
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      
Смотреть архив полностью

Реклама

Только в печатной версии!

Северная Теленеделя
Программа тридцати телеканалов! В том числе, по просьбе читателей, «TV 1000 Русское кино», «Спорт Плюс» и ДТВ. Анонсы наиболее интересных передач и фильмов. Новости телевидения. В продаже уже со среды!

Бабьи хлопоты

Раскраска








Аудитория
нашего сайта:


Подписка

Email:    


 
«Горячая линия» для клиентов
(8-8184) 56-97-88

Сайт для женщин Дамское счастье

Яндекс.Метрика
© ООО "Издательство "Северная неделя", 2001-2010. Авторские права на код, содержание, графические элементы сайта защищены.
Использование материалов сайта разрешено только интернет-изданиям c указанием прямой гиперссылки на ту страницу сайта www.vdvsn.ru, которая цитируется. По вопросам републикации материалов в печатных изданиях обращайтесь на www.vdvsn.ru@gmail.com
Реклама в газетах: reklamsn@atnet.ru. Веб-редактор (реклама на сайте.): www.vdvsn.ru@gmail.com